«В зеркале СМИ»
Версия для печати

Интервью Уполномоченного «Комсомольской правде»

inx960x640(1)

В интервью «Комсомольской правде» Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова рассказала о борьбе против пыток в российских пенитенциарных учреждениях, а также о судьбе россиян, осужденных и находящихся под стражей за рубежом.

— Татьяна Николаевна, начнём с совсем грустного. Летом в Сеть выложили видео с пытками заключённого в Исправительной колонии № 1 в Ярославской области. Что делать?

— Бороться с этим отвратительным явлением не просто нужно — жизненно необходимо! Осуждённый не перестаёт быть гражданином, у него есть права, нарушение которых — тоже преступление. И избиение в ярославской колонии — факт вопиющий. Поэтому я обратилась и в Следственный комитет РФ, и во ФСИН (Федеральную службу исполнения наказаний — Ред.) с требованием провести тщательную и проверку. По её результатам в отношении 12 сотрудников, виновных в избиении осуждённого, возбуждено уголовное дело, вся дюжина взята под стражу. Кроме того, уволено 18 служащих уголовно-исправительной системы, имевших отношение к преступлению.

— Раз уж мы про вопиющие случаи начали — «КП» много писала о печально известной 282-й статье УК. По ней людей (часто совсем молодых) могут посадить за перепост шуточной картинки в соцсети.

— Считаю, что никакие лайки и перепосты, какую бы им окраску не придавали, не могут повлечь уголовную ответственность: доказать умысел причинения вреда обществу в данном случае сложно или невозможно. Точку в этой затянувшейся проблеме уже поставил наш Президент. 3 октября он внес в Госдуму законопроект, который смягчает уголовную ответственность по статье о возбуждении ненависти или вражды (282 статье УК — Ред.). Уголовными будут признаваться только те деяния, которые совершены гражданином уже после его привлечения к административной ответственности за аналогичные действия в течение года. Надеюсь, вскоре тема «посадок за репосты», которая так волнует людей, сойдёт с первых полос.

— Летом вы пытались навестить «наших» политзаключённых на Украине, например, главу РИА Новости «Украина» Кирилла Вышинского (обвинён в «госизмене»; в чём конкретно та заключается — никто внятно сказать не может — Ред.) Что пошло не так?

— 18 июня я провела личную встречу с Уполномоченным по правам человека Верховной Рады Украины Людмилой Денисовой, предложила ей подписать «Меморандум о проведении взаимного мониторинга соблюдения прав граждан, находящихся в местах лишения свободы на Украине и в России».

— Та самая идея «синхронных визитов»: вы навещаете россиян на Украине, а ваша коллега — наоборот…

— Однако подписывать Меморандум и согласовывать «дорожную карту» этих посещений Денисова отказалась. Вместо этого, не известив ни меня, ни органы власти, она самовольно попыталась попасть в наши места заключения, где содержатся осуждённые украинцы. Разумеется, без соответствующих разрешений моя коллега никуда не попала, но информационный шум (который, похоже, и был её целью) подняла изрядный. Когда же я приехала в Киев, надеясь встретиться с Александром Барановым и Максимом Одинцовым (российские военнослужащие-крымчане, получили гражданство в 2014 году, в 2016-м арестованы СБУ после пересечения украинской границы в Чонгаре — Ред.), то Людмила Леонидовна проигнорировала мой приезд. И никакой помощи в посещении наших граждан не оказала.

— Почему?

— Прекрасная и гуманная инициатива по взаимному посещению заключённых оказалась заложницей антироссийской политики Киева. Но я пристально слежу за судьбой каждого из наших граждан, которых удерживают на Украине, будь это узник совести Кирилл Вышинский, моряки с захваченного судна «Норд», уже упомянутые Баранов и Одинцов и многие другие наши соотечественники. Для их освобождения использую возможности, которые даёт статус Уполномоченного: я неоднократно обращалась и в Совет Европы, и в ПАСЕ, и в совет по правам человека ООН, и в другие международные организации с требованием освободить наших граждан.

— Сколько всего на Украине таких политзаключённых?

— С учётом поступивших ко мне обращений я планировала посетить 34 граждан России в украинских тюрьмах. Все они обвиняются или уже осуждены за совершение якобы «уголовных преступлений» (по версии киевской стороны). Увы, как я уже говорила, процесс этих взаимных посещений оказался заложником недружественной политики властей Украины.

— Хорошо, а делать-то что? Обмен заключёнными между Москвой и Киевом реален?

— Эти вопросы относятся уже к компетенции государственных органов. У меня нет права формировать, редактировать или обсуждать какие-либо «обменные списки». Мандат Уполномоченного не всесилен: мы занимаемся мониторингом, пристально следим за судьбой каждого, стараемся привлечь к положению наших граждан внимание СМИ и международных правозащитных организаций… Мне не безразлична судьба любого человека (независимо от национальности), если с ним творят произвол.

Очень надеюсь, что на Украине всё же возобладает разум у тех, от кого зависит возвращение россиян домой. Я же, пользуясь случаем, хочу посоветовать гражданам России, особенно крымчанам, с крайней осторожностью относиться к планам посещения когда-то братской страны.

— Вернёмся в Россию. Недавно в колонии под Лабытнангами закончил голодовку самый известный украинской заключённый — Олег Сенцов (киевская и «сочувствующая» пресса именует его режиссёром, хотя в его фильмографии — лишь одна любительская кинолента; в 2015-м получил 20 лет тюрьмы за подготовку терактов в Крыму — Ред.).

— Я юрист, привыкла оперировать фактами. Давайте отталкиваться от них. Я встречалась с Олегом Сенцовым в июле этого года. Условия его содержания внешне не слишком напоминают тюрьму: больничная палата размером 16 «квадратов», без решёток на окнах. Можно смотреть телевизор. Чем Олег и занимался. Он рассказал мне, что ежедневно смотрел новости и футбол (тогда как раз проходил Чемпионат мира). Никаких жалоб или просьб он не высказывал ни тогда, ни позднее. Состояние его здоровья — стабильное и относительно удовлетворительное, постоянно наблюдался врачами, каждый день с его разрешения ему ставили капельницу со специальной и, кстати, очень дорогой швейцарской смесью, включающей полный набор питательных веществ, белков и витаминов (вообще назвать такую диету «голодовкой» довольно сложно — прим. Ред.).

— О чём вы ещё говорили?

— Я пыталась объяснить Олегу, что голодовка — не лучший метод защиты прав человека. В конце концов, нужно же подумать о семье, родных, близких… Однако он продолжал сознательно отказываться от твёрдой пищи, выдвигая при этом заведомо неприемлемые и чисто политические требования. Однако с 6 октября Сенцов голодовку прекратил. Его посетил Уполномоченный по правам человека в Ямало-Ненецком автономном округе Анатолий Сак. По словам омбудсмена, выглядит тот вполне здоровым и регулярно принимает пищу под наблюдением медперсонала.

От редакции. Вскоре после окончания «голодовки» Сенцова ФСИН показал его меню: завтрак — овсянка, йогурты, митболлы (паровые мясные шарики); обед — бульон с мясом и картошкой, на второе — пюре с паровой говядиной и овощами; на ужин — рыбное суфле, гречка, печенье, сладкий чай… На свободе такое не каждый себе позволит.

— Так, может, этого человека помиловать, да и выслать в Киев? С другой «героиней Украины» Надеждой Савченко так и сделали.

— Как любой гражданин, отбывающий наказание, Олег Сенцов вправе обратиться к Президенту России с ходатайством о помиловании. Но сделать это может лишь он сам: любые прошения от третьих лиц по закону не рассматриваются. Олег же направлять ходатайство не желает…

— Закрывая тему Сенцова — голодал он якобы в поддержку «украинских политзеков». Таковые в наших зонах есть?

— В учреждениях уголовно-исполнительной системы действительно содержится достаточно большое число граждан Украины, осуждённых за очень разные преступления: это и убийства, и терроризм, и шпионаж, и кражи, и грабежи, и распространение наркотиков — вся палитра уголовно наказуемых деяний. Никто из них не осуждён за свои политические взгляды или убеждения, за публикацию или высказывания своего мнения. Только — за совершённые противозаконные действия. Какая же тут «политика»?

— Последнее время участились резонансные детские преступления — в августе в городке Берёзовский на Урале подростки насмерть забили инвалида. В Госдуме предлагают понизить возраст уголовной ответственности до 12 лет. Ваше мнение?

— Сейчас уголовная ответственность за особо тяжкие преступления наступает с 14 лет. Порог выбран не случайно: психологи установили, что именно с такого возраста лет человек начинает чётко осознавать, какие действия аморальны или преступны. Впрочем, время не стоит на месте, многое меняется, в том числе и «границы возрастов». В Канаде, например, дела об уголовных преступлениях рассматриваются с 12 лет. Во многих странах даже введено понятие «минимального возраста уголовной ответственности»: на Кипре, в Нидерландах, Португалии — 12 лет, в Турции — 11, в Новой Зеландии — 10. В Шотландии — вообще 8…

— Тут наше законодательство выглядит очень даже гуманным.

— Возможно, необходимо провести комплексные исследования поведения подростков, начиная с 12-летнего возраста, в различных ситуациях, включая противоправные. И только после тщательного анализа можно будет сделать объективные выводы и дать рекомендации.

— Ещё один важный вопрос — соразмерность наказания. Например, за репост ещё недавно могли дать два года тюрьмы, а одному из региональных депутатов, убившего в автоаварии человека, присуждают штраф в 200 тысяч. В народе ропот: где справедливость?

— Это один из самых сложных вопросов: то, что одним кажется правильным, вызывает возмущение других. Но закон есть закон, и действия суда можно обжаловать в суде высшей инстанции. На этом фундаменте стоит государство и общество. Считаете приговор несправедливым? Обращайтесь в суд, доказывайте свою правоту. Иного цивилизованного и законного пути нет.

— Реально ли вытащить из-за океана наших политзаключённых: Марию Бутину, Виктора Бута, Константина Ярошенко (все сидят в тюрьмах США по абсурдным обвинениям — Ред.)?.. Может, нам тоже какого-нибудь американца посадить и на них обменять?

— Сейчас в России отбывают наказание 38 граждан США. Недавно на личной встрече посол Соединённых Штатов Джон Хантсман попросил меня оказать содействие американским консульским работникам в посещении соотечественников. Кстати, получая подобные просьбы, мы всегда следуем принципам человечности, идём навстречу «партнёрам». Чего, увы, не всегда можно сказать про них. Вспомните, в самом начале своего президентства Владимир Владимирович помиловал гражданина США Эдварда Поупа, осуждённого за шпионаж: у него были проблемы со здоровьем, Кремль проявил гуманизм. Однако ничего подобного в отношении граждан России я припомнить не могу, хотя сама обращалась к президенту Трампу с просьбой о помиловании Константина Ярошенко и об изменении меры пресечения для Марии Бутиной.

— Подвижки возможны?

— Не думаю, что в ближайшее время удастся совершить какой-то прорыв: нас ждёт долгая и кропотливая работа по восстановлению нарушенных прав граждан России. Благодаря совместным усилиям уже удалось добиться свиданий Константина Ярошенко с семьёй, а Марии Бутиной сменили режим содержания на общий (теперь её держат в тюрьме для лиц, совершивших преступления, не связанные с насилием). «Капля долбит камень не силой, но частым падением». Надеюсь, в итоге нам удастся вернуть на родину всех наших сограждан.

— И последнее (уж извините, что снова касаюсь украинской темы). Многие представители либерального лагеря (и в России, и за её пределами) лили слёзы по судьбе «украинской политзечки» Надежды Савченко. Мы девушку тогда помиловали, вернули домой. А когда её посадили за «подготовку госпереворота» уже на родине, то слёз почему-то не слышно.

— Пока её использовали в информационной кампании, направленной против нашей страны, она была нужна. А вот на свободе в качестве депутата Верховной Рады оказалась неудобна. Могу предположить, что накануне президентских выборов на Украине она стала опасна для некоторых влиятельных фигур в Киеве. Что же до «крокодиловых слёз» — то ничего удивительного: обычная практика двойных стандартов, с которой нам постоянно приходится сталкиваться.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

По материалам сайта УПЧ в РФ

Поделиться:
Follow by Email
Facebook
Twitter
SOCIALICON